В Рождестве девство сохранила еси, во Успении мира не оставила еси, Богородице!

15-го августа Финляндская Православная церковь празднует Успение Пресвятой Богородицы и Приснодевы Марии. Богословские основания почитания события земной кончины Божией Матери могут быть обнаружены в творениях великих отцов и учителей Церкви, являвшихся, как правило, Поучениями и торжественными Словами по случаю праздника. Об Успении Пресвятой Богородицы писали св. Епифаний Кипрский, св. Модест Иерусалимский, св.Андрей Критский, св.Иоанн Солунский, св.Григорий Турский, св.Иоанн Дамаскин, а также авторы многочисленных богослужебных текстов.

Выражение «Успение Пресвятой Богородицы» означает окончание земной жизни Девы Марии и фигуративно описывает смерть как сон, в полном соответствии с христианскими представлениями, выраженные апостолом в словах: «Ибо, если мы веруем, что Иисус умер и воскрес, то и умерших в Иисусе Бог приведет с Ним» (1.Фесс.4:14). Глубокая вера христиан в жизнь после смерти, в воскресение, когда души умерших вновь и навечно обретут свои тела, позволяла видеть смерть не концом всего, а переходом в состояние ожидания всеобщего воскресения и вечной славы. Исходя из такого представления о смерти, христиане уже во времена ранней Церкви видели смерть мучеников и святых как некое засыпание (церк.-слав. «успение»), как рождение к новой жизни.

Относительно преставления Богоматери Церковь хранила глубокое молчание на протяжении первых четырех веков. У древних духовных писателей и церковных историков не было единого мнения относительно года окончания земной жизни Пресвятой Богородицы. Евсевий Кесарийский указывает 48 г. по Р. Х., Ипполит Римский – 43 г. по Р. Х., Епифаний Кипрский – 25-й год по Вознесении Христовом, Никифор Каллист – 44 г. по Р. Х. Актуальной же тема Успения Пресвятой Богородицы стала лишь второй половине V – началу VI веков. Распространение сюжетно-тематической линии Успения Пресвятой Богородицы именно тогда может отчасти быть объяснено ее созвучностью определенным процессам, происходящим в области мысли и веры Византии в раннее время. В качестве возможных причин этого прорыва, предполагают появление целой плеяды деятельных женщин-политиков и проистекающего из этого стремительного роста влияния женщины при византийском дворе, а также углублявшееся в ходе христологических споров понимание Церкви роли Девы Марии в деле боговоплощения и спасения.

Наряду с множеством противоречивых деталей, ранние источники содержат ряд общих для всех них фактов земной кончины Богородицы. В числе их: весть о грядущей кончине, переданная Марии ангелом или Самим Господом, Ее смерть в Иерусалиме, принятие Христом души Богородицы, присутствие при этом событии апостолов, погребальное шествие в Иосафатскую долину, перенесение тела и/или души Богородицы в Рай и ярко-выраженную враждебность иудеев к совершению погребения. По существу, именно этими деталями и исчерпывается раннее предание об Успении Пресвятой Богородицы – в остальном же источники расходятся. Для Восточной Церкви изначально было свойственно глубокое понимание события важности события Успения, но без конкретизации этапов загробной участи Богородицы.

Установление 15-го августа как дня поминовения Успения Пресвятой Богородицы проходило поэтапно, пока не было окончательно санкционировано указом императора Маврикия, ближе к концу VI века. На Западе это нововведение было утверждено папой Сергием (… 701) приблизительно полвека спустя. Поэтому современное богослужение праздника Успения Пресвятой Богородицы имеет целый ряд особенностей, вызванных влияниями литургической среды как Святой Земли, так и, считавшегося, своего рода эталоном, богослужения столицы Византийской империи — Константинополя.

Развитие богослужения праздника Успения Пресвятой Богородицы на протяжении веков представляет собой процесс кристаллизации священных форм, выражающих веру поколений молитвенников Церкви в победу Христа над смертью, которая ярчайшим образом была засвидетельствована в успении и принятии в небесную славу Его Пречистой Матери. Удивительно, что именно радость от этого вознесения, или взятия Божией Матери на Небо с телом является основным мотивом успенского богослужения: суть этого события, если следовать богослужебным текстам, заключается в том, что после телесной Своей смерти Богоматерь не только бессмертной душою вступила в жизнь будущего века, но и тело Её, уподобившись телу Воскресшего Господа Иисуса Христа, пережила то изменение из тления в нетление, которое ожидает остальных людей лишь после общего Воскресения. Сеется, говорит Апостол, “в тлении, восстает в нетлении; сеется в уничижении, восстает в славе; сеется в немощи, восстает в силе; сеется тело душевное, восстает тело духовное” (1 Кор. 15, 42-44).

В Богоматери Церковь традиционно видит, словами Акафиста Пресвятой Богородице “Начальницу мысленного наздания“, то есть начаток духовного воссоздания человечества – первый случай или пример такого воссоздания. Таким образом, в Успении Божией Матери уже фактически нашли свое первое осуществление самые вожделенные чаяния христианства. В Её примере – залог воскресения и воссоздания всего человечества. Вот в чем слава Богоматери и вот почему так радостно мысленно созерцать и воспевать эту славу.

Тропарь праздника Успения Пресвятой Богородицы, глас 1

В Рождестве девство сохранила еси, во Успении мира не оставила еси, Богородице, преставилася еси к животу, Мати сущи Живота: и молитвами Твоими избавляеши от смерти душы наша.

Кондак праздника Успения Пресвятой Богородицы, глас 2

В молитвах Неусыпающую Богородицу, и в предстательствах непреложное Упование гроб и умерщвление не удержаста: якоже бо Живота Матерь к животу престави во утробу Вселивыйся приснодевственную.