«Егда снизшел еси к смерти, Животе Бессмертный, тогда ад умертвил еси блистанием Божества…»

Великая суббота.

Из книги С. В. Булгаков. Настольная книга для священно-церковно-служителей: Сборник сведений, касающихся преимущественно практической деятельности отечественного духовенства, 1913 г.:

В Великую субботу святая Церковь воспоминает: погребение Иисуса Христа, пребывание Его телом во гробе, сошествие душою во ад, введение разбойника в рай, пребывание на престоле со Отцем и Святым Духом и вместе с тем предуказывает наступление великого события воскресения Христова. В исключительных, особенных службах Великой субботы святая Церковь, проливая слезы любви и благодарности к Положившему жизнь Свою на други и враги Своя и телом Почившему во гробе, призывает всех и все к святейшему и драгоценнейшему гробу этому — чаянию всех языков, созывает к нему и небо и землю, и ангелов и человеков; окружает его светлым облаком древних свидетелей, за тысячелетия его провидевших, и собором новозаветных провозвестников, здесь пред Распятым как бы дающих отчет в своей всемирной проповеди об искупительных Его кресте, смерти и воскресении. Все Богослужение Великой субботы представляет чудное, беспримерное сочетание самых противоположных чувств — скорби и отрады, горя и радости, слез и светлого ликования. Церковные Богослужения начинаются в этот день с начала его, с самого глубокого утра, и продолжаются преемственно до конца его, так что последние песни субботние сливаются с воскресными и замирают только при начинающихся уже звуках торжественнейшего “Христос воскресе!”.

Молитвословия дня.

Тропари, гл. 2.

Благообразный Иосиф с древа снем пречистое тело Твое, плащаницею чистою обвив, и вонями во гробе нове покрыв положи. “Слава:” Егда снизшел еси к смерти, Животе безсмертный, тогда ад умертвил еси блистанием Божества; егда же умершия от преисподних воскресил еси, вся силы небесным взываху: Жизнодавче Христе Боже наш, слава Тебе. (Этот же тропарь — и воскресный 2-го гласа). “И ныне.” Мироносицам женам при гробе представ Ангел вопияше: мира мертвым суть прилична, Христос же истления явися чужд.

Кондак, гл. 6.

Бездну заключивый, мертв зрится, и смирною и плащаницею обвився, во гробе полагается, яко смертный Безсмертный: жены же приидоша помазати Его миром, плачущия горько и вопиющия: cия суббота есть преблагословенная, в ней же Христос уснув, воскреснет тридневен.

 

Тропарь, гл. 8. (вместо Херувимской песни).

Да молчит всякая плоть человеча, и да стоит со страхом и трепетом, и ничтоже земное в себе да помышляет: Царь бо царствующих, и Господь господствующих, приходит заклатися и датися в снедь верным; предходят же Сему лицы Ангельстии со всяким началом и властию, многоочитии Херувимы и шестокрилатии Серафими, лица закрывающе, и вопиюще песнь: аллилуиа, аллилуиа, аллилуиа.

[…] Чтение паремий заключается песнию трех отроков: “Господа пойте,” и проч.. после чего следует, как и в Великий четверток, малая ектения и за нею обычным на литургии порядком возглас: “Яко свят… ныне и присно,” и проч.; но, вместо “Трисвятаго,” поется: “Елицы во Христа.” Это пение, а также и следующее потом чтение (за плащаницей) апостола о таинственной силе крещения служат воспоминанием обычая древней Церкви крестить в этот день оглашенных. После чтения апостола, вместо “Аллилуиа,” чтец возглашает из 81-го псалма (содержащего в себе пророчество о силе воскресшего Господа) последний стих: “Воскресни Боже, суди земли, яко Ты наследиши во всех языцех,” и затем по порядку, начиная с 1-го, прочие стихи 81-го псалма, а певцы после каждого стиха поют на гл. 7-й: “Воскресни Боже…. во всех языцех;” в конце же чтец возглашает 1-ю половину этого стиха, а певцы поют его вторую половину. Во время пения этих стихов переменяются темные одежды престола, жертвенника и проч. на светлые, священнослужители тоже переоблачаются в светлые одежды. Диакон в белых ризам, изображая собой первого свидетеля и вестника воскресения Христова — светлого ангела, слетевшего ко гробу, выходит с Евангелием из алтаря к плащанице и читает всерадостное Евангельское благовествование о воскресении Христа Спасителя, так как вечерня в этот день относится к первому дню Светлого Христова Воскресения. Вместо херувимской песни, поется умилительная песнь: “Да молчит всякая плоть человеча”.

В ночь на Пасху святая Церковь предписывает (см. Уст.) упражняться в чтении Деяний святых апо- столов, как непререкаемых свидетелей и громких провозвестников Божественности Христа и Его воскресения. Это бодрствование нового Израиля напоминает бодрствование древнего Израиля в ночь избавления первенцев его от смерти в Египте. Перед чтением Деяний чтец возглашает: “Деяний святых Апостол чтение,” иерей ответствует: “Молитвами святых Апостол, Господи Иисусе Христе Боже наш, помилуй нас.” По Уставу, вся книга Деяний должна быть прочтена до 4 часа ночи, по нашему счислению до 10-го часа вечера. Затем, зажигаются “вся кандила” и ударяют в колокол; начинается полунощница. Эту полунощницу. как и всякую другую, иерей совершает в одной епитрахили. Порядок этой полунощницы, от начала до чтения 50-го псалма, такой же, какой бывает и на полунощнице воскресной; затем вместо канона праздничного, полагается канон Великой субботы; тропарей троичных не бывает, а по “Трисвятом” и возгласе поется тропарь: “Егда снизшел еси;” потом говорится сокращенная сугубая ектения: “Помилуй нас Боже,” и отпуст. Так как на этой полунощнице после 3 и 6 песни канона полагаются чтения, то Устав и предписываем начинать ее за 2 часа до утрени; но в приходских церквах эти чтения, обыкновенно, опускаются, а потому в этих церквах и начинают полунощницу менее чем за час до утрени. По окончании полунощницы все священнослужители в полном облачении безмолвно, трижды окадив плащаницу, переносят ее с середины храма в алтарь царскими вратами и полагают на престоле, снова трижды кадят плащаницу и затворяют царские врата. Обыкновенно певчие во время перенесения плащаницы поют положенный на полунощнице того дня, после “Отче наш,” тропарь: “Егда снизшел еси.” При совершении этой полунощницы употребляются облачения воскресные, так как они надеваются уже во время литургии в Великую субботу. Плащаница, в изображение 40-дневного пребывания Господа на земле по воскресении, лежит на престоле до Отдания Пасхи.