Об административном устройстве мирового Православия

В основании административного деления Церкви лежит не этнический, а территориальный принцип.

 

Приход

Приходы – основные ячейки Православной церкви в составе Поместной православной церкви образуют епархии, а в составе одной крупной епархии могут образовывать т.н. благочиния.

 

Епархия

Епархия [греч. ἐπαρχία; лат. provincia, dioecesis], часть Вселенской и поместной Церкви, управляемая правящим архиереем. Во главе епархии может стоять епископ, митрополит (епископ «метрополии», т.е. крупного города) или архиепископ (букв. «старший епископ»).

Епархии могут объединяться в более крупные административные структуры – Экзархаты или Поместные православные церкви.

 

Экзархат

Экзархат (от греч. έξαρχος, «глава, руководитель») – крупная церковная область, лежащая за пределами страны, в которой расположен патриархат.

В состав экзархата могут входить несколько епархий, епископы и архиепископы которых подчинены экзарху. Экзарх является наместником патриарха.

Административно Экзарх подчинен главе и Синоду своей Поместной православной церкви, хотя в то же время пользуется определенной самостоятельностью в вопросах внутреннего управления. Решения о создании и наименовании Экзархатов, об их территориальных границах, а также об их роспуске принимаются Архиерейским Собором Поместной православной церкви. Судебные инстанции Поместной православной церкви являются для экзархата церковными судами высшей инстанции. В самом же экзархате высшая законодательная, исполнительная и судебная власть принадлежит Синоду экзархата во главе с Экзархом.

Экзарх избирается Священным Синодом Поместной православной церкви, в составе которой находится экзархат, и назначается её главой (например, глава Белорусского экзархата РПЦ). Имя экзарха возносится в храмах Экзархата после имени Патриарха. Правящие и викарные епископы Экзархата избираются и назначаются Священным Синодом Поместной православной церкви, в составе которой находится экзархат, по представлению собственного Синода Экзархата.

Экзархами могут также именоваться личные представители-посланники главы Автокефальной Поместной православной церкви, направляемые в ту или иную страну или епархию с особыми поручениями (например, экзархи Вселенского патриарха в Украине).

 

Поместные Православные церкви

Поместные церкви могут иметь различный статус, в зависимости от степени их самоуправления: автономный или автокефальный.

Поместные церкви могут иметь автономный статус, то есть быть самоуправляемыми в вопросах внутренней жизни и устройства, но в вопросах внешней политики находятся в подчинении какой-либо из автокефальных Поместных Православных церквей. Степень самоуправления автономной православной церкви может варьироваться. Права широкой автономии (например, Финляндская Православная церковь в составе Вселенского патриархата или Украинская Православная церковь Московского патриархата в Украине) подразумевают, что такая Поместная православная церковь самоуправляема во всех вопросах, кроме утверждения в должность своего главы. Избрание главы Поместной православной церкви с правами широкой автономии совершается местным собором духовенства и мирян, но утверждается главой Автокефальной православной церкви, в состав которой данная церковь входит на правах автономии (для Финляндской Православной церкви это Вселенский патриархат, поэтому избрание архиепископа Хельсинки и всей Финляндии осуществляется в Финляндии, а утверждение в должности или т.н. «настолование» – в Константинополе).

Автокефальные (греч. «авто» – «само» и «кефалос» – «голова») Поместные православные церкви полностью независимы в вопросах управления и церковной внутренней и внешней жизни. Часто, Автокефальная Поместная православная церковь имеет статус патриархата, возглавляемого, в зависимости от местной традиции, патриархом, католикосом (например, Грузинский патриархат) или папой (например, Александрийский патриархат).

В некоторых случаях Автокефальная Поместная православная церковь может возглавляться митрополитом (например, Польская Православная церковь) или архиепископом (например, Церковь Кипра).

Статус административной церковной единицы всегда определяется вышестоящей по отношении к ней инстанцией:

Автокефальной православной церковью-патриархатом по отношению к Автономной православной церкви, экзархату, епархиям, подворьям или отдельным (т.н. «ставропигиальным») приходам или монастырям, входящим в её состав за её географическими пределами (например, приходы Русской Православной церкви в Европе и Америке)

Автономной православной церковью в отношении епархий, приходов и монастырей, входящих в её состав.

Епархией или в отношении приходов и монастырей, входящих в её состав (приходы и монастыри в составе одной крупной епархии могут объединяться в т.н. «благочиния»).

Так, каждая Автокефальная церковь может предоставлять автономный статус только той церкви, которая находится в пределах ее канонического географического округа. В случае предоставления двумя автокефальными церквами автономного статуса в одной и той же географической церковной области и, как следствие, возникновения разногласий по поводу этих автономий участвующие стороны совместно или отдельно обращаются к Вселенскому патриарху, чтобы тот изыскал каноническое решение вопроса согласно действующей всеправославной процедуре.

 

Древние патриархаты (т.н. «пентархия»)

В истории христианства критерии численности населения той или иной страны или национальной церкви никогда не использовались для обоснования авторитетности той или иной Поместной Православной церкви. Церкви никогда не делились на большие и малые. Каждая церковь является телом Христовым в данном месте, поэтому не важно, сколько в этом месте живет людей, самое важное — что в этом месте присутствует Христос и присутствует его Церковь.

Православная церковь руководствуется вероучением и канонами Вселенских и поместных соборов. Вселенские соборы учредили для администрации Церкви всего пять центров (т.н «пентархия»): Рим, Константинополь, Александрия, Антиохия, Иерусалим. Все вышеуказанные центры именуются «древними патриархатами».

Казусы автокефалии Кипрской и Грузинской Церквей имеют отдельное значение, потому что они также были даны в эпоху Вселенских соборов: Грузинская и Кипрская Церкви вместе с Иерусалимской были выделены из среды Антиохийского патриархата, к которому они принадлежали, — при этом сам Антиохийский патриархат не решал вопроса об их, это было решено в рамках Вселенских соборов.

 

Новые патриархаты

Другие церкви, существующие в православном мире сегодня: Православные церкви в России, Греции, Сербии, Румынии, Польше, Албании, Болгарии, Грузии, Чехословакии являются «новыми патриархатами», канонический статус не был подтверждён Вселенскими соборами, ввиду невозможности их созыва, но были созданы Вселенским патриархатом.

В томосах об автокефалии всех новых церквей сказано, что они должны признавать первенство Константинополя и обращаться к нему в спорных ситуациях, когда речь идёт о вопросе, касающемся всего мирового Православия.

 

Об особом статусе Вселенского патриарха

В мировом Православии Вселенский патриарх не является лишь одним из патриархов. В православных канонических документах говорится о «старшинстве чести» Вселенского патриарха в ряду всех православных патриархов, что указывает на определённую иерархию. Имея это «старшинство чести», согласно священным канонам, Вселенский патриарх как «глава» и «первый» в Православной Церкви должен обеспечивать единство Поместных Церквей и координировать их. Исходя из этой роли – обеспечивать единство Поместных Церквей и координировать их, Вселенский патриархат провозглашает автокефалию новых поместных Церквей.

Вселенские соборы дали Римскому престолу и Константинопольскому престолу как второму после него одинаковые привилегии. Так, в 28-м правиле IV Вселенского собора ясно говорится, что Константинополь имеет одинаковые привилегии с Римским престолом. Кроме того, согласно 9-му и 17-му правилам IV Вселенского Собора, Вселенский патриарх имеет право принимать апелляции от клириков и епископов (в том числе других Поместных православных церквей). Ему также принадлежит право учреждать ставропигии (в том числе на территории других Поместных православных церквей). Аналогичное право на рассмотрение апелляций глава Римской церкви получил еще в начале IV века решением Сардийского собора.

В соответствии с чином пентархии патриархов, установленном на первых четырёх Вселенских соборах, и подтверждённом всеми остальными Вселенскими соборами, включая последующие соборы вселенского патриархата, первым пяти патриархатам дарованы особые полномочия в решении общецерковных вопросов. Четвертый Вселенский собор предоставил особые прерогативы епископам Рима и Константинополя как тех, кто может решать вопросы, возникающие между патриархами пентархии, предоставив им право диархии (Римский епископ на Западе, Константинопольский — на Востоке, 28-е правило IV Вселенского собора). Это право не касалось фактического управления церковью или навязывания тех или иных догматических положений (что решалось соборно), но лишь судебного права апелляции низшего по чину к высшему при возникновении различных коллизий, и права решения общецерковных вопросов, главным из которых, впоследствии стал вопрос о предоставлении автокефалий.

В 1054 г. произошло прискорбное разделение не просто между поместными Церквами, а между двумя Церквами диархии — Востоком и Западом. С того времени, полномочия 28-го правила IV Вселенского собора остались в Православной Церкви лишь за епископом Константинополя – Вселенским патриархом.

 

Определение статуса Поместной Православной церкви путём предоставления автокефалии

В Православной церкви администрация церкви почти всегда совпадает с администрацией государственной, земской, согласно 17-му правилу Четвертого Вселенского собора. Поэтому, когда появляется новое государство, оно может просить об устройстве автокефалии для своей церкви. Если государство хочет иметь автокефальное устройство церкви, оно имеет на это право.

Канонов, однозначно предоставляющих Вселенскому патриарху давать автокефалию новым поместным церквям нет. На практике Константинополь никогда самостоятельно не пытался дать кому-то автокефалию. Однако, все новейшие автокефалии возникли вследствие отделения исключительно от Вселенского патриархата, хотя и очень тяжело и болезненно.

Так, автокефалия Православной Церкви в России была самопровозглашена в 1448 г., после самочинного настолования митрополита Ионы, без разрешения Вселенского Патриархата. Православной Церкви в России никогда не было дано Томоса об автокефалии. В 1589-1590 годах Вселенский Патриарх Иеремия II просто нормализовал ситуацию, подняв эту кафедру на патриаршее достоинство, притом, что было разрешено Московскому архиерею «называться» патриархом, при условии, что он должен поминать патриарха Вселенского и считать его «как своего главу и первого», как сказано в грамоте. При получении патриаршества русские дипломаты добивались от Восточных патриархов включения Московского митрополита в пентархию (причем на первое место, вакантное после отпадения Рима), — единственной мотивацией чего служило отпадение Римского епископа. Восточными патриархами было предоставлено патриаршество русскому митрополиту, казавшемуся на пятом месте в диптихе.

Позднейшие автокефалии, которые были провозглашены в ХIХ и ХХ веке – все были провозглашены Вселенским патриархатом. Автокефалии Православной Церкви в Греции (1850 г.), в Сербии (1879 г. и поднята до патриаршества в 1922 г.), в Румынии (1885 г. и поднята до патриаршества в 1925 г.), в Польше (1924 г.), в Албании (1937 г.) в Болгарии (1945 г. и поднята до патриаршества в 1961 г.), в Грузии (1990 г.), и в Чехии и Словакии (1998 г.). Каждое из этих провозглашений было связано с политическим фактором, и автокефалия была провозглашена как способ обеспечить единство Церкви как внутри каждой из этих стран, так и единство между Поместными Церквами. В томосах об автокефалии всех новых церквей сказано, что они должны признавать первенство Константинополя и обращаться к нему в спорных ситуациях, когда речь идёт о вопросе, касающемся всего мирового Православия.

Интересен казус Чешской ПЦ: ей была дарована автокефалия Московским патриархатом (1948 г.), которая, как водится, не была признана ни одной из Православных Поместных Церквей. Много позже такая же автокефалия была предоставлена Чешской Церкви Константинопольским патриархатом (1998 г.), и эта автокефалия была признана всеми Поместными Православными Церквами.

Абсолютно все, признаваемые всеми Поместными Православными церквами, современные автокефалии были провозглашены Вселенским патриархатом.

Кроме Вселенского Патриархата, в истории Православной Церкви никакая другая Поместная Церковь не провозглашала автокефалии. Правда, Православная Церковь в России может претендовать, что она провозгласила автокефалию Православной Церкви в Грузии (1943 г.), в Чехословакии (1951), и в Америке (1970 г.), Но эти автокефалии не признавались полнотой Православной Церкви, потому что Православная Церковь в России не имеет прерогативы предоставлять автокефалию. Поэтому сами эти три Церкви обращались к Вселенскому Патриархату за предоставлением Томоса об автокефалии. Со временем Вселенский Патриархат нормализовал ситуацию, провозгласив автокефалии Православной Церкви в Грузии (1990 г.) и в Чехии и Словакии (1998 г.).

Попытки РПЦ предоставить автокефалию Японской православной Церкви не увенчались успехом, и она осталась автономной в составе Московского патриархата.

Итак, в мировом Православии насчитывается пять древних патриархатов (реальных центров тогдашнего мира), утверждённых на Вселенских соборах и три автокефалии, утверждённых ими же. Это безусловные автокефалии (хотя грузинская автокефалия много лет страдала и была в зависимости от Российской Церкви эпохи завоевания Грузии Россией, когда каноны были жестоко попраны). Затем, имеется восемь автокефалий, предоставленных Вселенским патриархатом, которые признаёт весь православный мир. Также имеется одна автокефалия, которую признаёт Московский патриархат и не признаёт весь остальной православный мир (кроме трёх Церквей, находившихся в своё время под влиянием Московского патриархата, Грузинской, Чешской и Польской ПЦ).

Никаких канонических оснований, которые бы подтверждались исторической практикой, в предоставлении автокефалии какой-либо Церковью, кроме Константинопольской, нет. Во-первых, нет, потому что при нынешнем положении вещей невозможен институт Вселенского собора (который более всех других органов власти в Церкви уполномочен решать вопросы, выходящие за границы канонической ответственности той или иной конкретной Поместной Церкви). Во-вторых, нет, потому что ни одна из Церквей, кроме Русской, никогда даже не задумывалась о предоставлении какой-либо своей части автокефалии, не будучи на то уполномоченной от общецерковных органов власти, таких как Вселенский собор. На это решились только две Церкви: Константинопольская и Русская.

Таким образом, в свете истории, все автокефалии (в т.ч. автокефалия РПЦ) возникали как национальные движения внутри поместных церквей, отделялись от главенствующей церкви и самостоятельно провозглашали автокефалию, зачастую уходя в раскол. Ради уврачевания расколов, Вселенский патриархат часто шел навстречу и даровал автокефалию таким церквям, чтобы сохранить единство Православия. Преодоление уже возникшего раскола и восстановление порядка в Церкви является одним из главным движущих мотивов предоставления автокефалии.

На данный момент продолжается существующая практика, согласно которой право провозглашения автокефалии сохраняется за Вселенским патриархатом. Каждая новая Автокефальная Поместная православная церковь должна пребывать в общении и в причастии с другими поместными церквями, поэтому, со стороны Вселенского патриархата, важно заранее проинформировать поместные церкви об этом решении с целью последующего признания новой церкви.

 

Текст: диакон Владимир Сократилин