Святой мученик и исповедник Иоанн (Йоханнес) из Сонкаяранта (1884–1918 гг.)

Святой мученик Йоханнес или Иван Васильевич Кархапяя родился 13-го июля 1884 года в семье Василия и Анастасии Кархапяя из деревни Сонкаяранта, на половине пути между городом Йоэнсуу и селом Иломантси. Православные той местности тогда входили в приход Иломантси. Кроме Ивана в семье был младший брат Яков и два сводных брата Феодор и Илия. Став взрослым, Иван женился и у него родилось два сына. Старший, Сергей, умер вскоре после рождения, а Алексей – выжил. Овдовев, Иван вступил во второй брак. Семья Ивана вместе с его отцом, Василием, жила на хуторе Ниссиля. Другую часть хуторской земли возделывал его брат – Яков.

Уже в молодости Иван получил глубокое касание к православной вере. Он вырос добрым и отзывчивым, целеустремлённым и видным молодым человеком, жизненный выбор которого определяли вера во Христа и Его Церковь. Иван был известен как хороший оратор, доступно доносящий до слушателей существо Православия и объяснявший, как жить по вере.

Сильная и искренняя вера руководила Иваном в поиске своего жизненного пути во времена стремительных перемен во входившем тогда в состав Российской империи Великом княжестве Финляндском. Положение православных было нелёгким, потому что Православную церковь часто ассоциировали с российским гнётом. Протестантская просветительская деятельность стала набирать силу в 1906 году, когда перемена веры была разрешена законом. Тогда же народным просвещением в Финляндии озаботилась и Православная церковь.

На изменение положения православных обратил внимание двадцатилетний Иван, активными трудами которого в Сонкаяранта было основано Православное молодёжное общество, собиравшееся под эгидой Братства преподобных Сергия и Германа Валаамских. Общество собиралось в доме братьев, а сам Иван стал его председателем. В одной из комнат была устроена временная часовня со скромным иконостасом и подсвечниками. Кроме того, была основана своя открытая библиотека. Однако главной формой деятельности общества были спевки церковного хора, воспринятые с большим энтузиазмом местными жителями. Деятельность общества служило примером для многих.

В 1906 году от имени общества И.В.Кархапяя написал письмо Высокопреосвященнейшему Сергию (Страгородскому), архиепископу Финляндскому и Выборгскому в 1905–1917 годах, с предложениями о возрождении духовной жизни православных. Вскоре после этого архиепископом было дано благословение на основание православной Народной школы в сотрудничестве с основанным в 1907 году Православным Карельским братством во имя святого великомученика Георгия Победоносца. Школы братства были, главным образом, церковными и не пропагандировали в том масштабе, как в школах Министерства образования, вызывающих в той политической ситуации страх и подозрения идеалов панславизма.

В 1908 году при поддержке Православного Карельского братства в Сонкаяранта была построена православная школа и общежитие при ней. Языком преподавания был финский. Школа стала популярной и к 1911 году имела уже четыре класса обучения. Учащиеся из малоимущих или проживающих в удалении семей могли жить и питаться при школе. Всевозможные учебные, просветительские и праздничные мероприятия устраивались и для всех местных жителей.

По поручению Братства Сергия и Германа Валаамских Иван занимался просветительской и миссионерской деятельностью в Иломантси и позднее служил законоучителем в подчинении Православного Карельского братства. Иногда один, иногда в сопровождении иеромонаха Валаамского монастыря Исаакия (Трофимова) он совершал поездки по окрестностям с целью распространения печатных икон и литературы. Иван проводил также популярные духовные встречи. В 1914 году Духовная консистория г.Выборга назначила самоучку И.В.Кархапяя на государственную должность законоучителя. Ему приходилось преподавать почти во всему округу Куопио в разных приходах. Округ был большим, потому что помимо г.Куопио и его окрестностей он включал в себя и весь регион Северной Карелии. После вступления в преподавательскую должность злопыхатели обвинили Ивана в доносительстве властям. Оскорбления начались ещё в 1910 году, когда в выходящая в Северной Финляндии газета «Перяпохъялайнен» намекала, что Иван и его отец поддерживали анти-финскую политику России и назвала их «слишком низкими существами, чтобы именоваться финнами». В этом контексте имя Ивана стало известно в разных концах страны.

Положение школы в Сонкаяранта ухудшилось в 1914 году, когда внезапно скончался давно оказывавший помощь школе Преосвященный епископ Сердобольский и викарий Финляндской епархии Киприан (Шнитников), а деятельность Православного Карельского братства была парализована. Однако труд И.В.Кархапяя всё-таки принёс добрый плод, ибо уже на следующий год петербуржским купцом П.Ф.Нестеровым была пожертвовано 10 000 рублей на строительство частной церкви для нужд школы. Чертежи будущего храма были составлены насельником Валаамской обители монахом Геннадием. Церковь была освящена осенью 1915 года в честь святой пророчицы Божией Анны. Торжества возглавил Его Высокопреосвященство архиепископ Сергий (Страгородский) в сопровождении многочисленных представителей братии Валаамского монастыря, приходского духовенства и мирян. После освящения И.В.Кархапяя обратился к присутствующим с речью.

Это слайд-шоу требует JavaScript.

 

В глазах православных церковных властей Сонкаяранта была образцовой деревней, хотя злопыхатели и считали, что церковь и школа несут идеи панславизма. За примерные труды в церковной и просветительской областях И.В.Кархапяя вручались многочисленные награды. Искренняя вера Ивана и соответствующие ей труды вызывали ненависть противников, распространявших всевозможные слухи о нём. Особенно неприятным виделся тот факт, что в 1912 году в доме И.В.Кархапяя частным образом гостил ненавидимый многими в то время генерал-губернатор Франц-Альберт Александрович Зейн (1909-1917 гг.). Во время этого визита Зейн посоветовал Ивану Васильевичу просить государственных средств на строительство дороги в деревню, что лишь усилило подозрения недоброжелателей Ивана. Обвинения достигли апогея после закрытия, вскоре после Октябрьского переворота в России в 1917 году, школы как рассадника идей панславизма. И.В.Кархапяя стали ещё больше оскорблять, именуя как «приспешником царизма» и «ищейкой», так и «большевиком». Утверждалось, что его влияние распространяется даже на назначения в православном духовенстве.

В 1917 году газета «Каръяалан саномат» публиковала пасквили, в которых И.В.Кархапяя ассоциировался с тёмными силами, действующими во вред Отчизне. Критике подверглись его миссионерские и просветительские поездки, а также полученные им награды. В частности утверждалось, что Иван сеет разногласия и ненависть в карельском населении, которое по мнению критиков не имело выраженного религиозного и национального самосознания. И.В.Кархапяя называли бескомпромиссным и беспощадным проводником идей панславизма, желавшим удержать финнов в подчинении России. Издевательства коснулись и православной веры Ивана. Утверждалось, что он сам считает себя мучеником и сеет страх в местном населении. Рассказывалось, что он позволял себе издеваться над верой и святотатствовал, чем вводил в заблуждение простых людей. Подобным образом, в центре издёвок оказались отец и брат И.В.Кархапяя.

По мере возрастания критики стали раздаваться призывы к государственной власти принять жёсткие меры к Ивану с тем, чтобы запретить ему публичную деятельность, которая по мнению злопыхателей была искусно проводимой под религиозной маской, с целью введения официальных лиц в заблуждение, политической игрой. И.В.Кархапяя не считал нужным опровергать обвинения или отвечать на оскорбления.

Православные из Сонкаяранта оказывали И.В.Кархаряя и его поекту со школой всяческую поддержку, однако на Пасху 1917 г. явилось противостояние и среди православных. На проведённых тогда собраниях прихожан в селе Иломантси проводимая Иваном и открытой им школой работа были признаны преследующими антипатриотическое угнетение, в целях чего использовалась религия. На собраниях был поставлен вопрос об освобождении И.В.Кархапяя от занимаемых им ответственных приходских должностей и лишении его членства в Приходском совете. Сожаления в отношении деятельности И.В.Кархапяя были высказаны и со стороны Православного прихода г.Йоэнсуу. С наступлением осени Иван лишился поддержки церковных властей и был отстранён от должности законоучителя.

В марте 1918 года, на Крестопоклонной неделе, Иван и его брат Яков получили повестку явиться на мобилизационный пункт финляндской Белой армии в Народной школе села Тууповаара. Здесь на основании доноса братья были арестованы. Рассказывали, что один из тех, кто арестовывал братьев нашёл у Ивана в кармане небольшую иконку, которую он всегда имел с собой для учебных целей. Обнаружив её, тот выругался, бросил её на землю, растоптал и сказал, что Ивану она уже не понадобится. Братьев было необходимо доставить в Йоэнсуу, однако перед этим Ивану удалось побывать дома. Там он благословил годовалую крестницу, перекрестился и одел ей на шею свой золотой крестик.

После побывки дома братьев под караулом доставили в Йоэнсуу, где в заточении находились пленные солдаты российской армии, красные финны, лица, подозреваемые в сочуствии красным и просто подозрительные элементы, к числу которых были отнесены и братья Иван и Яков Кархапяя. По дороге была совершена остановка в одном из окрестных домов, хозяйке которого Иван успел сказать, что дни его – сочтены. В Йоэнсуу братья были помещены вместе с остальными узниками в подвале здания Городского управления.

Положение было опасным ввиду того, что в годы Гражданской войны в Йоэнсуу, особенно, требовали решительных и широких действий. Военное командование стремилось контролировать приведение казней в исполнение, но часто казни происходили спонтанно, под воздействием паров алкоголя и без всякого суда. Такая судьба постигла и И.В.Кархапяя. В марте-апреле 1918 года вместе с частью узников подвала дома Городского управления Иван был доставлен в район Сиилайнен в Йоэнсуу, где казни приводили в исполнение. Заключённых выстроили в ряд и расстрельной командой был произведён общий выстрел. Рассказывают, что Иван не был убит первым выстрелом, почему пришлось дать второй общий залп. После этого, по всей видимости, были произведены контрольные выстрелы. На момент смерти Ивану Васильевичу Кархапяя было 33 -года. Согласно дате на могильном камне, Иван был расстрелян 8 -го августа (относительно казни И.В.Кархапяя имеется четыре различных документально-подтверждённых даты). Яков Кархапяя был освобождён через несколько месяцев.

Вдова Ивана – Анна пыталась получить тело мужа, но разрешение властей было дано лишь спустя несколько месяцев. Опознание было проведено по полоскам на шерстяных носках. И.В.Кархапяя был похоронен на старом православном кладбище Коконниеми в Иломантси. Погребение прошло в присутствии группы православных и лютеран.

Оскорбления и критика по адресу Ивана Кархапяя продолжали раздаваться и после его гибели. Над его могилой надругались, а могильный камень дважды сбрасывали в озеро. В конце концов, камень получил бетонный фундамент. Многие вещи, принадлежавшие И.В.Кархапяя были уничтожены из страха, однако отдельные реликвии были укрыты в домах жителей Сонкаяранта. В течении последующих десятилетий единство православных жителей деревни Сонкаяранта подверглось серьёзным испытаниям, ввиду возникших к ним подозрениям. Единство это укреплялось богослужениями, проводимыми в построенной трудами святого церкви. Сегодня церковь пророчицы Божией Анны – один из храмов Православного прихода Йоэнсуу. Здание дорогой сердцу Ивана школы, вскоре после объявления независимости Финляндии было передано деревенскому правлению. В 1950 -м году оно погибло в пожаре. Вместе с ним погибло много реликвий, связанных с деятельностью святого мученика и исповедника Иоанна, а также его архив. В 1958 году к его брату Якову пришел одетый в шинель мужчина, представившийся членом расстрельной команды, казнившей И.В.Кархапяя. Этот случай лежал камнем на совести старого и больного человека. Яков долго беседовал с ним и оставил у себя ночевать…

Святой мученик и исповедник Иоанн из Сонкаяранта своими трудами укреплял веру людей, поднимал уровень просвещения среди православных и вёл людей ко спасению. Верность в вере сияла в нём подобно звезде. Оставаясь верным, он принял волю Божию, взял свой крест и встал на путь мученичества и исповедничества.

Мученическая смерть святого Иоанна – свидетельство стояния за веру и примирения, фундаментом которого являются Крест и Воскресение. Жизнь и смерть святого Иоанна учат среди хаоса мира оставаться в единстве со Христом и Его Церковью, славят верность Распятому и Воскресшему Христу. Память святого Иоанна и его духовная борьба за сохранение православной веры во времена гражданского разделения в стране достойна уважения и составляет неотъемлемую часть опыта Православной церкви в Финляндии. Эта память – украшает Святую Церковь Христову по всему миру. Как свидетельство этой памяти Ивана Васильевича Кархапяя в 1988 году по соседству с церковью святой пророчицы Божией Анны в Сонкаяранта по проекту иконописца Петроса Сасаки был установлен Крест примирения.

Память святого мученика и исповедника Иоанна из Сонкаяранта совершается 8-го марта.

 

Святой мучениче и исповедниче Иоанне, моли Бога о нас!